Недрам нужны менеджеры

Большие задачи по модернизации производства, внедрению новых технологий, подготовке современных кадров поставлены перед отраслевыми НИИ и вузами. О том, как изменяется роль науки в недропользовании, «РГ» рассказал директор одного из старейших в отрасли — Горного института, который входит в состав Национального исследовательского технологического университета «МИСиС», доктор экономических наук, профессор Александр Мясков.

Александр Викторович, как сегодня налажена связь между отраслевыми научными лабораториями, вузами и предприятиями горно-промышленного комплекса?

Девяностые и двухтысячные годы стали финалом для многих научных организаций и научных школ в университетах. Но начиная с середины 2000-х некоторые лидеры отрасли, понимающие важность исследований и разработок, взяли патронат, а затем стали и собственниками отдельных научных организаций. Яркими примерами являются «СибНИИуглеобогащения» и «Якутнипроалмаз».

Затем восстановившийся запрос государства на глобальные научные исследования позволил определить направления работ и развития ряда ведущих институтов системы Российской академии наук. Институт проблем комплексного освоения недр, Горный институт Кольского научного центра РАН, Институт горного дела Сибирского отделения РАН выступили лидерами в отдельных направлениях горной науки.

Сейчас взаимодействие предприятий и научно-исследовательских организаций, университетской науки вошло также в стадию рыночных отношений — разработки и исследования реализуются только в случае получения понятных дивидендов промышленными предприятиями.

Начиная с середины 2000-х некоторые лидеры отрасли взяли патронат, а затем стали и собственниками отдельных научных организаций

Востребованы ли научные разработки в реальном производстве, в каких секторах больше, можно ли выразить их эффективность в цифрах?

Александр Мясков: Количество исследований, проводимых научными организациями и ведущими университетами, год от года растет. И здесь прослеживаются два тренда — увеличение предметности запросов по исследованиям со стороны промышленных предприятий и, наоборот, запрос на глобальные исследования в рамках федеральных научных программ. Динамику средств, затраченных в последние годы на научно-исследовательские разработки проследить довольно сложно, но сумма исследований, проводимых по заказу лидеров различных отраслей недропользования, исчисляется миллиардами рублей.

Запрашивают ли предприятия отрасли научные прогнозы по перспективным запасам природных ископаемых и возможности их использования?

Александр Мясков: Да, подобные запросы существуют, но чаще не с точки зрения перспективных запасов, а с точки зрения сопоставления прогнозов и национальной системы их оценки и кодекса JORC. Это Австралазийская система учета минеральных ресурсов и запасов полезных ископаемых — один из наиболее распространенных в мире стандартов оценки.

Есть ли запрос отрасли к вузам и НИИ на подготовку новых кадров или переподготовку имеющихся? Как он удовлетворяется?

Александр Мясков: Спрос на подготовку новых кадров не пропадал даже в 90-е годы. Но это было эхо бюджетного финансирования подготовки кадров для различных горнодобывающих отраслей промышленности. Позднее, с реструктуризацией угольной отрасли, оптимизацией функционирования других горнодобывающих секторов экономики и значительным повышением эффективности их работы, количество работников, которое необходимо привлекать из вузов, стало постепенно уменьшаться. Трансформировались предметные центры подготовки кадров в Кузбассе, на Урале и в других регионах страны. Сохранялись лишь столичные горные вузы в Москве и Санкт-Петербурге.

В настоящий момент каждая серьезная горнодобывающая компания имеет отдел HR, который совместно с ведущими вузами разрабатывает программы подготовки специалистов и повышение квалификации работников компаний. Кроме того, появляется запрос как со стороны государства, так и со стороны бизнеса на подготовку специалистов новой формации, современных квалифицированных управленцев для горнодобывающих отраслей промышленности, например «горняков-международников».

В отрасли есть запрос на подготовку современных квалифицированных управленцев

В чем заключаются новые требования к подготовке таких специалистов?

Александр Мясков: Современные специалисты-управленцы в сырьевых отраслях промышленности должны обладать как глубокими знаниями технологий горной добычи, так и актуальными знаниями в сфере международного экономического сотрудничества, функционирования мировых энергетических рынков. Это должны быть современные менеджеры, которые способны разрабатывать оптимальные управленческие решения при формировании вариантов стратегии развития компании с учетом макроэкономических трендов, оценивать последствия геоэкономических процессов для региональных проектов. Поэтому НИТУ «МИСиС» совместно с МГИМО и компанией «Каракан-инвест» открыли межвузовскую магистратуру, которая начиная с 2018 года будет готовить таких специалистов.

Есть ли конкурентоспособные отечественные разработки новой техники для добычи, транспортировки и переработки полезных ископаемых?

Александр Мясков: Да, в настоящее время такие разработки есть. Если говорить о тяжелом машиностроении, то здесь все же больше применяется иностранная техника. Но многие наши компании включаются в программу импортозамещения, которая в большей степени затрагивает составные части машин. Что касается переработки и транспортировки, ситуация с отечественными разработками лучше, ряд компаний предлагает уникальное оборудование.

Взаимодействие предприятий и научно-исследовательскихорганизаций, университетской науки также вошлов стадию рыночных отношений

Имеют ли наши ученые возможность общаться с коллегами из других стран, кооперировать разработки?

Александр Мясков: Да, сегодня отслеживание мировых научных трендов через участие в конференциях, публикации в иностранных журналах и общение с иностранными коллегами — обязательное условие получения достойного финансирования со стороны университета. А это, в свою очередь, увеличивает возможности открытия серьезных, хорошо оснащенных лабораторий, которые позволяют развивать дальнейшие исследования.